?

Log in

No account? Create an account

Entries by category: отношения

Пожалуйста, сообщите мне, если вы собираетесь перепостить или где-то опубликовать рисунки из моего журнала.
Здесь можно прочитать подробнее об использовании моих картинок на других сайтах и в блогах.
-------------------------
Please do not use the pictures of this blog without the permission of the owner.
More details about using my pictures are here.

***
девочка и карэ
mira_weener
Щас какой-то пиздец произошел. Мама поехала на дачу и решила забрать свой мешок с хламом желтый, который мы по ошибке привезли к себе при переезде и который у меня в коридоре стоял глаза мозолил, а заодно она попросила отдать ей зеркала, которые я не стала ставить в шкаф и которые мне на хрен не нужные валялись на балконе. Ну вот, я все в коридор вытащила, пошла мыть посуду, а тут приезжает Дима. Мама сказала: щас приедет Дима на машине и заберет вещи эти. Ну, я открываю дверь, а там и Дима, и Наташа, и Вероника, приехали всем миром посмотреть, как я живу. Они ведь беспокоятся, как бы мне не досталась квартира получше, к тому же они ведь не были у меня ни разу, а у людей-то у таких, как Наташа, всегда свербит в жопе на тему "а как у других", вдруг у других лучше, чем у нее... Ну я, короче, открыла дверь, а сама встала так, чтобы вход из коридора в квартиру перегородить, чтобы у некоторых не возникло желания пройти в дом.
Всё-таки мой дом — не музей, нечего там смотреть.
Ну, Дима, конечно, молча забрал вещи, как сыч, и ушел, Вероника даже не поздоровалась, а Наташа, конечно, первым делом сказала "что-то ты на японской пище похудела" и "ну как там Япония". После моей беременности и рождения Майи Наташа постоянно, при каждой встрече со мной, говорит, что я похудела. Говорит это с ненавистью, с завистью и жаждой моей смерти в глазах. Ну, а что делать, если я действительно с тех пор худею, причем без лишних усилий. А мама, "чтобы лишний раз не завидовали", на каждое такое Наташино замечание восклицает "да она ведь не ест ничего, сидит голодом!". Так как для Наташи "сидеть голодом" нереально, она начинает думать обо мне, как о самоотверженной дуре и жалеть меня. Хотя меня нельзя жалеть, я ем по четыре раза в день, как "Горыныч-Ненасытный Супостат"©. Но — каждому своё.
Вероника нагло проскочила между моих ног и прямо в обуви зашла в комнату перебирать Майины игрушки. Майя металась, не зная, что делать: играть с этой большой девочкой или защищать своё имущество. Наташа с криком "отойди, Вероника, ты же видишь, она еще маленькая и ничего не понимает!", якобы чтобы ее забрать, тоже меня отодвинула и по-хозяйски осмотрела моё скромное жилище. Ну и, видимо, удовлетворившись тем, что у них пластиковые окна, шик и блеск, а у меня еще не сделан ремонт, грязные обои и минимум мебели в комнате, сразу же заторопилась ехать.
Боже мой, какие люди. Каждый раз поражаюсь.Collapse )

Вот так.
девочка и карэ
mira_weener

Когда мой папа приезжал ко мне в последний раз, так получилось, что мы с ним даже не поздоровались и не попрощались. За пару дней, которые он был в Новосибирске, я видела его мельком всего несколько раз...и еще тогда один раз из форточки я видела, как он шел по улице к остановке... Так получилось. Я была зла на него - какая-то глупая обида, я даже не помню, из-за чего - а он выглядел таким виноватым, одиноким, никому не нужным человеком, мне было жалко его - и из-за этого я еще больше злилась. Мама запретила ему оставаться у нас на ночь, он долго удивлялся, разводил руками и возражал, потом зашёл - хотя у меня такое ощущение, что ворвался, - ко мне в комнату, чтобы хотя бы поговорить, но я выгнала его, и он уехал. А через несколько дней, двадцать второго февраля, он внезапно упал: у него произошло кровоизлияние в мозг и он оказался в коме. И я не приехала к нему. И даже тогда, когда он лежал в больнице, уже в городе, после операций, - я не пришла. Я думала, что он умрет. Мне хотелось его запомнить не таким, каким он стал после нескольких месяцев комы. Я хотела помнить его здоровым, крепким подполковником с усами, который рассказывал анекдоты и историю про трамвайный билет. И потом он умер. И я опять не пришла, не приехала, не простилась. Ехать далеко, а я сдавала экзамены в институте, боялась, что не успею написать шпоры. Это казалось важнее важного, важнее всего. Прошло больше года с тех пор, как он умер, а я ни разу не была на его могиле. Вот так. Как только я вспоминаю об этом, всегда плачу и думаю, что вот если бы только была возможность поступить иначе...


Может быть, если бы я хоть раз в жизни подошла к нему и, несмотря на то, как он вел себя с нами, его семьей, обняла бы его и сказала: пап, ну ты что, ведь я тебя люблю, - может, он тогда не был бы таким, может, он потом не чувствовал бы себя таким ненужным... Если вдруг есть нечто подобное жизни после смерти, и если там нашлось место для моего папы, я бы хотела, чтобы он не сердился на меня за то, что я плохая дочь. Я по-своему люблю его.


Я запомнила его покинутым, грустным, согнувшимся от ветра человеком в мохнатой шапке, который, покачиваясь, неприкаянно и понуро шагал по тропинке между сугробами и уходил далеко, насовсем, навсегда.

Tags: