Category: дача

девочка и карэ

(no subject)



Эта зеленая жопа с хвостом на фотке — проросшая косточка манго. Одна из двух, участвующих в эксперименте. Она уже 12 дней лежит в стеклянной чашке с водой, поросячий хвост у нее где-то с позавчерашнего дня — а сегодня я заметила, что у нее там откуда-то из нутра прёт жизнь.
Вторая кость лежит в мешке с землей на балконе. Она тоже каким-то чудом проросла.
Скоро пересажу их в горшки и буду наблюдать дальше.
девочка и карэ

(no subject)

Всё, Клюква сегодня заявила, что не пойдет в школу — и горько заплакала :(
Отходила в итоге всего три дня.
Что ж, подождем. Пусть доходит этот месяц — осталось отгоревать еще целых одиннадцать раз — а там посмотрим. Не хотелось бы бросать, потому что тогда она засядет дома без толку, будет скучать и рваться на улицу, где снова у нее возникнут языковые проблемы.
Выяснилось, что в садике их кормят только один раз — в обед, в 13-00. А потом они до шести вечера сидят голодные. По крайней мере, Майя в позапрошлый раз приехала голодная, как волк, и смела всё со стола. А обычно она очень долго рассусоливает и ест медленно, с неохотой и так далее. Мне вопрос такого одноразового садиковского питания не нравится.
Это было во-первых. Во-вторых, мне не нравится, что в садике мало игрушек и Майя реально скучает там. А бегать не дают, за бег по группе ее в прошлый раз наказали: арестовали, засадили в кровать с решеткой (для лялек такие) и не выпускали, пока она не сказала "гоменнасай".
Collapse )
девочка и карэ

(no subject)

Щас какой-то пиздец произошел. Мама поехала на дачу и решила забрать свой мешок с хламом желтый, который мы по ошибке привезли к себе при переезде и который у меня в коридоре стоял глаза мозолил, а заодно она попросила отдать ей зеркала, которые я не стала ставить в шкаф и которые мне на хрен не нужные валялись на балконе. Ну вот, я все в коридор вытащила, пошла мыть посуду, а тут приезжает Дима. Мама сказала: щас приедет Дима на машине и заберет вещи эти. Ну, я открываю дверь, а там и Дима, и Наташа, и Вероника, приехали всем миром посмотреть, как я живу. Они ведь беспокоятся, как бы мне не досталась квартира получше, к тому же они ведь не были у меня ни разу, а у людей-то у таких, как Наташа, всегда свербит в жопе на тему "а как у других", вдруг у других лучше, чем у нее... Ну я, короче, открыла дверь, а сама встала так, чтобы вход из коридора в квартиру перегородить, чтобы у некоторых не возникло желания пройти в дом.
Всё-таки мой дом — не музей, нечего там смотреть.
Ну, Дима, конечно, молча забрал вещи, как сыч, и ушел, Вероника даже не поздоровалась, а Наташа, конечно, первым делом сказала "что-то ты на японской пище похудела" и "ну как там Япония". После моей беременности и рождения Майи Наташа постоянно, при каждой встрече со мной, говорит, что я похудела. Говорит это с ненавистью, с завистью и жаждой моей смерти в глазах. Ну, а что делать, если я действительно с тех пор худею, причем без лишних усилий. А мама, "чтобы лишний раз не завидовали", на каждое такое Наташино замечание восклицает "да она ведь не ест ничего, сидит голодом!". Так как для Наташи "сидеть голодом" нереально, она начинает думать обо мне, как о самоотверженной дуре и жалеть меня. Хотя меня нельзя жалеть, я ем по четыре раза в день, как "Горыныч-Ненасытный Супостат"©. Но — каждому своё.
Вероника нагло проскочила между моих ног и прямо в обуви зашла в комнату перебирать Майины игрушки. Майя металась, не зная, что делать: играть с этой большой девочкой или защищать своё имущество. Наташа с криком "отойди, Вероника, ты же видишь, она еще маленькая и ничего не понимает!", якобы чтобы ее забрать, тоже меня отодвинула и по-хозяйски осмотрела моё скромное жилище. Ну и, видимо, удовлетворившись тем, что у них пластиковые окна, шик и блеск, а у меня еще не сделан ремонт, грязные обои и минимум мебели в комнате, сразу же заторопилась ехать.
Collapse )